Присоединяйтесь

Простые истории

Современные амазонки

Больше всего отца удивляет и удручает, что дочь его — не какая-нибудь дурнушка или вялое скучное существо, чтоб не рассчитывать на нормальную семейную жизнь. Нет, она красива, умеет со вкусом одеваться (архитектор как-никак), начитанна, участвует в творческих конкурсах, собирается в аспирантуру, а мужа до двадцати семи лет не нашла. О личной жизни с родителями делится очень скупо. Придет домой и спрячется в своей комнате. Она у Вики изолированная, всегда в ней чистота и порядок.

В тот знаменательный вечер за ужином Вика вдруг сказала, что мама через два года может идти на пенсию. А когда Павел Васильевич возразил, что вроде она не собирается, Вика проговорила:

— Боюсь, придется...

Эта короткая фраза и потянула за собой длинный разговор, наверно, самый прямой за всю историю их семьи.

— Решили с Олегом расписаться? — оживившись, спросил Павел Васильевич в ответ на брошенную вроде бы невзначай реплику Вики.

Олег — серьезный парень, сотрудник НИИ, поступает в аспирантуру. С ним Вика познакомилась пятикурсницей. Они даже вместе ездили в отпуск на Север и на Байкал, он был частым гостем у Вики. А теперь заходит редко.

- Да нет, не расписаться,— поморщилась Вика и, помолчав, продолжала: — Понимаешь, творческие конкурсы, аспирантура — это все замечательно, но женщина, так и не ставшая матерью, чувствует себя неполноценной. А становиться матерью — чем дальше, тем труднее. Согласен?

— Да, но ты говоришь о ребенке, а не о семье.

— За кого выходить-то, отец?

— А Олег? Деловой, целеустремленный. По-моему, тебя любит.

— Да, головой и я понимаю, что он положительный, но... Сначала увлеклась, а теперь чувствую, он перестает быть для меня абсолютно необходимым, я могу без него прожить день, три, неделю...

— Но с ним ведь интересно? Он много знает.

— «Много знает» и «с ним интересно» — разные вещи, отец. В общем, наши отношения — преснятина какая-то. А поговорка «стерпится — слюбится» явно устарела. Во всяком случае, для меня это недопустимо: каждый день в одной комнате с человеком, к которому не испытываешь никаких чувств.

— Ладно, пусть не Олег... Но ты училась в институте, в турпоходы ходила, работаешь уже несколько лет. Неужели из всех твоих архитекторов и неархитекторов не встретился такой, с которым было бы не пресно, а сладко или еще как-нибудь? Тебе делали предложения?

— Не раз. Но это все не мое.

— А не боишься совсем одна остаться? Мы-то с матерью не вечные.

Вика долго смотрела на отца, наконец сказала:

— Ну ладно, раз тебе удалось меня сегодня вызвать на откровенность... Только прошу тебя, не говори пока маме. Я сама ей скажу, ладно? — она помолчала.— В общем, я решила завести ребенка...

— От кого?!

— От Олега, от кого же еще? Как отец он годится: симпатичный, неглупый... Боюсь я тянуть, пап, пока он мне не стал совсем безразличен, и мы окончательно не расстались.

— Олег-то хоть знает о твоих намерениях?

— Нет пока. Придет время, узнает.

— Что значит «придет время»? Уже не собираешься ли ты его сделать отцом, причем внебрачным, не спрашивая на то его согласия?

— Ну хорошо, я его спрашиваю, не хочет ли он мне подарить ребенка, а он вдруг отвечает: «Нет, не хочу». И что тогда? Да и сама постановка вопроса мне кажется смешной. Если бы, женщины всегда об этом спрашивали мужчин, люди давно вымерли бы, как динозавры.

— Да в этом есть даже что-то безнравственное! Это слишком святое дело, чтобы здесь присутствовал обман, уловки. Я понимаю, когда это случайно происходит. Но так вот сознательно подлавливать...

— Ой, эти мерки устарели! Сколько уже матерей-одиночек, и государство все больше ориентируется на них в своих законах.

— И этим уменьшает ответственность отцов. А вы легко теперь заведомо обрекаете ребенка на безотцовщину, а стало быть, на ущербное воспитание. Да и для тебя самой даже, его рождение оказывается в одном ряду с другими делами: конкурсы, аспирантура... Театры небось не забудешь. А ребенка — бабушке.

— Как я откажусь от аспирантуры, если чувствую в себе способности и силы к этому? Но ты что, не хочешь, чтобы я стала матерью?

— Очень хочу, чтобы ты завела полноценную семыо!

— Да что ты все - семья да семья! Неужели не видишь — на ладан дышит семья!

— Еще бы ей не дышать! Все мечутся от одного к другому, ищут свой идеал, думают, стоит его найти, и все будет прекрасно. А дело-то — в собственной душе. Я убедился на своем опыте: в большинстве случаев только кажется, что с другой женщиной будет лучше. Счастье — не идеал найти, а суметь наладить жизнь с обыкновенным человеком со всеми его изъянами.

— По-твоему, получается, бери в мужья чуть ли не первого попавшегося и начинай с ним строить счастливую семейную жизнь? А как же любовь? Должно же возникнуть взаимное чувство... И чем сложнее человек, тем больше избирательность, тем больше... параметров, что ли, по которым у людей должна быть близость или гармония.

— Мы скоро так усложнимся, что поодиночке все жить будем.

— Что делать, если любить я хочу, понимаешь? А не сожительствовать! Но если не люблю, не полюбила пока? Если я сейчас упущу момент и не заведу ребенка, потом себе этого никогда не прощу. Вдруг будет не от кого. Да и желание пропадет. Закручусь в делах и все.

— Ты все якаешь... Деньги-то с Олега будешь требовать?

— Нет, требовать я с него ничего не буду. Если он порядочный человек, сам догадается, что моей зарплаты на двоих не хватит. Тем более я год не буду ее получать. А на вашей шее долю тоже сидеть не собираюсь. Маме и так на пенсию придется уйти...

— Из чего он будет платить, из своей жалкой сотни?

— А о чем он думает, когда собирается жениться на мне? Что — мы еще три года, пока он в аспирантуре, без детей будем жить? Он мужчина, вот пусть и думает, выкручивается, где-то подрабатывает.

— Одно дело, если вы договариваетесь обо всем, и он идет на какие-то осложнения, жертвы. И совсем другое — ты за него решаешь и навязываешь определенную жизненную программу. Сама ему семью не даешь и затрудняешь возможность создать с другой женщиной...

— В тебе только мужская солидарность говорит. Меня-то понять не хочешь. Он не может без науки, а я — без ребенка.

— Он-то свои жизненные задачи решает сам, никого к ним не привлекая.

— Ну что я могу поделать, если знаю, что не уживусь с Олегом! А если соглашусь с ним расписаться, ребенок появится на вполне законных основаниях, а потом скажу: «Нет, дорогой, давай расстанемся, не сошлись характерами»? Тогда ты меня ни в чем не упрекнешь? Так вот, я поступаю честнее: ничей паспорт не мараю. И вообще — что ты близко так к сердцу все это принимаешь?

— Потому что мне жаль парня. Кроме материальных Тягот есть еще моральные, которые для нормального мужчины похлеще материальных. Ты знаешь, что значит иметь где-то вдали ребенка, которого не можешь воспитывать? Не знаешь!

— Ты говоришь так, будто знаешь. У тебя же я одна...

После долгой паузы Павел Васильевич сказал:

— У тебя есть старший брат. Мой сын от другой женщины. Я не собирался скрывать этого от тебя, но мама все боялась, что тебя это травмирует. А потом, когда ты стала взрослой, мы уже как-то привыкли, что ты не в курсе... Он на девять лет старше тебя. У меня с ним нет контактов. Его мать была озлоблена на меня. А он всегда на меня смотрел ее глазами...

— Ты плохо с нею обошелся?

— Сын считает, что да. Мы учились вместе в институте. Я был молодой, да и она не намного постарше. Почему-то решила, что если забеременеет, то мы наверняка поженимся. Так и стал отцом. Перешел на заочный: в деканате на меня начали коситься, чуть не прорабатывать — тогда время было другое, 50-е годы. Да и зарабатывать надо было на Валерку. Сына я признал, но на ней так и не женился, и это ее озлобило.

— А зачем ты взвалил на себя содержание сына?

— То есть как — зачем? Он же мой! Ни в чем не виноват...

— Ты добрый и совестливый, вот она тебя и ловила. По себе и о нынешних мужчинах судишь... А сейчас ты его видишь?

— Очень давно не видел. Но знаю, неважнецки у него все сложилось. Школу едва окончил, связался с сомнительными дружками, начал пить. Его мать вышла замуж, родила двойню. Валера долго жил у ее родителей. Мне дорога туда была закрыта. Морально мне все это было очень тяжело. Жизнь пошла не по той колее. И мне станет очень тяжело, если ты поступишь так же, как мать Валеры...

В общем, заявление Вики задело Павла Васильевича глубоко; мне даже казалось, что он больше озабочен положением несостоявшегося зятя, чем родной дочери.

А как прошло детство Вики? Павел Васильевич рассказал, что мать Вики человек деятельный: командировки, лекции, общественные дела. С дочерью же — наспех, мимоходом. Он тогда поддерживал эту активность жены, а сейчас жалеет. Да и сам теперь сознает: недодал дочери тепла и внимания, все работа да дела. Редко брал Вику за руку и шел с нею на улицу просто погулять, беседуя о том о сем. И Вика маленькой больше одна играла. Сейчас отец жалеет, что она росла единственным ребенком в семье. Один ребенок, размышлял Павел Васильевич, как правило, индивидуалист, плохо вписывается в общество. Примеров вокруг хватает и без Вики. Двое детей, конечно, не гарантия, но все-таки...

Интересно и полезно было узнать отношение к проблеме неполной семьи мужчины. Но мне хотелось поговорить и с Викой. Однако с какой стати она со мной будет обсуждать глубоко личные проблемы? Впрочем, и из разговора с Павлом Васильевичем ситуация, создавшаяся в его семье, проявилась довольно отчетливо. В ней много характерного для нынешних семей.

Прежде всего — противоречивость отношения к ребенку. С одной стороны, дочь стала главным объектом внимания взрослых, но внимание это было как бы материализованное. Лучшая комната — ей, ценные вещи в первую очередь — ей, затем — престижный институт. Вспомним, что мама о дочери пеклась («известие о брате ее травмирует»). И сейчас Вика не сомневается, что мама все бросит и будет сидеть с внуком. Тем не менее заметим, что о будущем ребенке Вика в первую очередь говорит с отцом. Вика с младенчества привыкла, как можно предположить, существовать сама по себе, и мать, вечно занятая, не стала для нее близким человеком. Теперь она, сама того, может быть, не сознавая, копирует родителей, собираясь между делом завести ребенка. Но родителей хоть как-то хватало друг на друга, а Вика не собирается тратить силы души на мужа.

Видимо, нынешний кризис семьи и оказался главным образом следствием «ножниц»: родители детям стали больше давать материальных благ, но меньше — психологической «пищи», душевного тепла. Не отсюда ли у детей психологическая «дистрофия», выражающаяся в равнодушии к другим, отчужденности, эгоцентризме, циничном прагматизме, неспособности сохранять тесные родственные контакты. В этом контексте дети матерей-одиночек с самого начала — потенциальные «голодающие».

Да. не так все просто в треугольнике «мужчина — женщина — внебрачный ребенок», особенно для нормального совестливого мужчины. И волноваться отцам есть от чего. Другое дело, мужчины порой проявляют сдержанность и молчат о своих треволнениях. И тогда даже родная дочь до двадцати семи лет не узнает о существовании брата. И все ж Павел Васильевич не мог себя чувствовать беззаботно, зная, что где-то растет, радуется, страдает, преодолевает жизненные трудности его ребенок, кровное существо. Предполагает, что и Олегу не будет житься спокойно. И эта тревога — явление нормальное. Наоборот, ненормально, когда отца это совершенно не волнует. Может ли женщина игнорировать такое обстоятельство?

Ни Павел Васильевич, ни тем более я — мы не можем объяснить, почему Вика охладела к Олегу. Но для нас сейчас это не так важно. Главное, он нравился Вике и не один год, даже ездила с ним в разные края, наконец, хочет от него завести ребенка. Возможно, ее чувство увяло не столько из-за Олега, сколько из-за самой себя. Родители ее спокойно отнеслись к тому, что у дочери создавался свой внутренний, обособленный от других мир. А она не способна оказалась срастить свой мир с миром другого человека. Ее влечение к Олегу не переросло в чувство духовной близости, единства, ответственности за него. Она по-прежнему отвечает только за себя, думает только о себе даже тогда, когда решается на ребенка.

Некоторые скажут: «Молодец, Вика, берет на себя сложные задачи — аспирантура да еще ребенка вырастить». Но если вглядеться, то видишь не доблесть ее, а беду. Она — один в поле воин. За Олега решила чрезвычайно важный вопрос, маму определила на пенсию, тоже не спрашивая ее. Ребенка, не задумываясь, заведомо лишает отца. Сама она, кстати, не знает, что значит — жить без отца. В былые времена женщина готова была пожертвовать своими интересами и постаралась бы приспособиться к мужчине ради того, чтобы у ребенка был отец. Сейчас так вопрос стоит все реже.

Отметим также нечто очень важное: Павел Васильевич сокрушался по поводу положения Олега, меньше — дочери, а Вика занята лишь собой. А между тем центральное место во всей этой истории должен бы занимать будущий ребенок. Но речь о нем, в сущности, идет в одном узкопрагматическом плане: поздно или не поздно его заводить. К сожалению, как часто, планируя ребенка, сейчас прикидывают лишь материальные ресурсы: деньги, время, жилплощадь и т. д. Даже слово «завести» здесь кажется неуместным, унижающим достоинство будущего человека. Так же говорят: «Заведу-ка себе болонку».

«Хватит ли у меня душевных сил и доброты одной вырастить уверенного в себе, доброго, контактного, неагрессивного человека, обеспечить условия, чтобы он не испытывал психологического «голода»? — этот вопрос, по-видимому, должна задать себе Вика. Да и любая женщина, задумавшая, как и она, родить ребенка без мужа.

Прочитал написанное: развенчиваю бедную Вику, а мне жаль ее и обвинять не очень хочется. Но будущего ребенка еще больше жалко. Что хорошего, если у него окажется еще больше проблем, чем у Вики? Так и пойдет нарастание сложностей из поколения в поколение...

Человеку одинаково нужны и мать, и отец. Из матери все мы вырастаем, это наша питательная среда — и биологическая, и психологическая. И любовь в семье, как некое животворное «биополе», всегда создавали женщины, образуя семью как нечто единое. А отец для любого из нас — связующее звено между нами и обществом, проводник в жизнь, поддержка, вселяющая ощущение прочности, уверенности. У того, кто не очень нужен матери, обычно трудно складывается личная жизнь. У того, кто не нужен отцу, возрастает угроза появления комплекса «ненужности» и обществу в целом. А как просто некоторые решают теперь: «Обойдется без отца». Вряд ли кому-нибудь в голову придет заявить ребенку: обойдешься без витаминов. Или: без книг.

Мрачный парадокс состоит в том, что для ребенка здравствующий, но живущий в неизвестной стороне отец — хуже, чем отец, умерший или погибший. Во втором случае он продолжает как бы обращаться к отпрыску, воздействовать на него через воспоминания матери, письма, фотографии. А здравствующий отец-инкогнито действует всегда негативно, подавая пример равнодушия к родному существу.

Мужчин разболтало, подтолкнуло к беспечности относительно семьи и детей именно сознание, что и без представителей сильного пола женщины могут обойтись. Это размывает принцип, который должен быть незыблемым: ответственность перед следующим поколением несут оба родителя, причем речь не только о материальной ответственности (часто все дело сводят только к ней), а в большей степени моральной, психологической. Но та роль пассивного соучастника, находящегося в неведении, какую Вика отводит Олегу относительно будущего ребенка («придет время — узнает»), отнюдь не вселяет надежду. что у малыша будет отец, не прибавит Олегу чувства ответственности за ребенка и перед ним.

Кто-то скажет: «Ну хорошо, общество, конечно, заинтересовано, чтобы как можно больше детей рождались не любой ценой. а в нормальных семьях. Но как быть, если не получается эта нормальная семья? Чем конкретно помочь таким, как Вика?» Не знаю. Думать об этом надо всем вместе.

Что же, подвергнуть всех женщин, решившихся на рождение ребенка вне брака, осуждению? Нет, конечно. Цель данной статьи — четче уяснить, какое же общественное мнение по поводу проблемы, предложить всем внимательнее присмотреться к ней, помочь женщинам, оказавшимся в положении Вики, увидеть ситуацию с разных позиций, лучше представлять себе, что ждет не только их самих и их знакомых мужчин, но и их будущих детей.

И все-таки, думаю, амазонками от хорошей жизни не становятся. А если и смиряются с такой участью, то не в двадцать лет.

Алексей БУЛГАКОВ

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Комментарии

Новые вначале ▼

+ Добавить свой комментарий

Только авторизованные пользователи могут оставлять свои комментарии. Войдите, пожалуйста.

Вы также можете войти через свой аккаунт в почтовом сервисе или социальной сети:


Внимание, отправка комментария означает Ваше согласие с правилами комментирования!

Простые истории

  • Клара Новикова: "Для меня нет запретных тем".
    Понимаете, мне самой страшно хочется сделать веселую программу, я просто мечтаю о такой. Но... Не получается. Не могу же я обо всем, что меня мучает, высказываться на улице: у каждого стоящего в очереди своих проблем хватает. Но у меня есть другая возможность — сцена
  • Спартак Мишулин: "Людям надо говорить хорошие слова каждые пять минут".
    Я порадовалась за Спартака Васильевича, что есть у него настоящий друг и надежная семья; поняла, что главное в этот человеке — доброта и любовь к людям, и от души пожелала ему новых ролей в его родном театре, а нам новых встреч с любимым артистом.
  • Старая дева и ловелас
    Разговор у хмельных мужчин шел о политике, хотя никто из них ею не занимался, шел он вяло, без особой страсти, которая всегда вспыхивает, когда в компании оказываются люди с разными взглядами.
  • Мифотворец Иван Охлобыстин
    Интервью YF с Иваном Охлобыстиным.
  • Отчего богатырей поубавилось.
    Стали богатыри с ним биться, головы ему рубить. Сколько голов ни срубят, они тотчас вновь отрастают. Бились, бились они да притомились. Побил бы их змей, но время обеда пришло. Змею бой не бой, а брюхо в голоде держать не привык. Улетел он в свой стан, котел каши съел, а все голоден.
  • Отпускной разговор.
    И так тревожно, так потерянно быстро глянул на них, так потрясенно, не договорив, запнулся на полуслове и опустил глаза в тяжелом молчании, что у него, у отца, все заныло внутри. «А разве вы несчастливы, папа и мама?»
  • Парус
    Тогда паучок оторвал от своей паутинки кусочек и связал его с другим кусочком паутины, Который оторвал другой паучок, летевший над ними. А тот сделал то же самое с третьим, который пролетал сбоку. И так паучки связывали паутинки до тех пор, пока не получилась огромная паутина-парус.
  • Песня пасхальных колоколов.
    Когда Зинка с Ванькой подбегают к церкви, крестный ход, с иконами, хоругвиями, подходит к церковным дверям... Пламя свечей чуть колеблется тихим ветерком, и торжественная песня «Христос Воскресе» сливается с колокольным звоном
  • Письмо.
    Было это еще перед войной, когда по деревням зимой ходили кравцы — мастера по шитью полушубков и тулупов. И у нас, в доме деда, с неделю прожили за работой двое кравцов.
  • Последнее лето забора.
    В конце мая, когда на дачах отцвела сирень, Забору стало ясно, что это лето ему не продержаться. Ночью столбы подкосились, и он повалился в мокрую от росы крапиву.
  • Придет утро.
  • Прогулка по первому снегу
    Аня еще круче повернула голову к небу и чуть прищурила глаза, потому что снова посыпал снег. В белом его мельтешении она увидела серебристого жеребенка, приготовившегося к прыжку.
  • Пророки
    На улице слепит солнце, мы сидим в тени на ступеньках и жадно смотрим, как старик месит свое тесто, как обмазывает кирпичи, как вкладывает их, пошевелив напоследок и пристукнув мастерком, в брюхо печи...
  • Простишь ли ты нас?
    Неслышно одевшись, я выскользнула на улицу и пошла к минеральному источнику. А когда вернулась, хозяйка приветливо мне улыбалась — сама такая аккуратненькая, небольшого роста, в белом вышитом платочке.
  • Скунс.
    Смущенная присутствием посторонних, я опускала голову и, слыша «дай-ка посмотреть на тебя!», только не прижимала подбородок к груди. А на расспросы отвечала с таким лаконизмом, что казалась невежливой.
  • Светлынь небесная, или Мамин смертный узелок.
    Им трудно жилось. Судьба «отваливала» им немерено. Будто все, что было у нее для них,— только горькое да соленое.
  • ТЫ и Я.
    Ранняя юность — пора, когда дети чаще всего отдаляются от нас. Еще вчера отец, мать — непререкаемый авторитет, каждое их слово ловится со вниманием. А сегодня мало стало привычной духовной пищи. Книги, друзья, друзья друзей... Мир расширяется.
  • ЦВЕТОЧЕК
    Ох уж эти мальчишки! Только футбол на уме. Гоняют где попало. А мячик-то круглый, летит куда пошлют. Ударит слабая детская ножка по мячу, глядишь, он и угодил в форточку.
  • Уроки детства
    Льву Толстому принадлежат парадоксальные слова: «У нравственного человека семейные отношения сложны. У безнравственного — все гладко». Что вы думаете по этому поводу?
  • «УТРЯНА»
    Подивилась Утряна на чудно богатый корабль расписной, а купец, как увидел ее в белом платье расшитом стоящую на берегу, обомлел от божественной ее красоты.
  • Ванечка вернулся!
    Ванечка прослужил 20 месяцев, из них половину колесил на своей КШМ радистом по Чечне и Дагестану. Все это время сотрудники в школе, даже дети-воспитанники как могли поддерживали меня.
  • За все приходится сражаться...
    Ей тогда едва исполнилось 18 лет. ему — двадцать. Вот они, на карточке — жених и невеста. Он — подтянутый, бравый моряк, она — совсем еще девочка, милая, тоненькая, в белом платье и фате.
  • Живой Камень
    Долго жил богатырь на свете, оберегая свою родину и народ, но пришла и ему пора умирать. Собрались вокруг него черемисы, плакали и скорбели о нем, а он утешал их.
  • Весна в Любляне
    В столицу Словении пришла весна. Под ногами, на зеленом ковре, цветы, преимущественно, трех цветов: белого, желтого и синего

Самое популярное

Муж беременной жены

Может быть, вам встречались фигурки обезьянок из Индии: одна из них закрывает глаза — это означает «не смотрю плохого»; другая закрывает уши — «не слушаю плохого»; еще одна закрывает лапкой рот, что значит «не говорю плохого». Приблизительно так должна вести себя беременная женщина.

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Как поделить семейные обязанности.

Нынешние амазонки совсем не против того, чтобы уступить место мужу на кухне или поручить ему заботу о потомстве. Но готов ли сильный пол к переделу семейных обязанностей?

Уход за кожей новорожденных

Кожа новорожденных малышей особенно нуждается в тщательном и бережном уходе. Ее защитные функции еще не до конца сформированы, поэтому она крайне подвержена влиянию внешних факторов и нуждается в особом уходе.

Купание в естественных водоемах.

Купание в реке, озере или море — это один из наиболее эффективных способов закаливания.